На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

doc-tv

100 подписчиков

Свежие комментарии

  • Анфиса Иванова
    Надо меньше жадничать в погоне за не хилой наживой, - самый верный способ не вляпаться!Как уберечься от ...
  • Алексей
    Вранье.Курю 40 лет и ни на грамм не поправился.Курение приводит ...
  • Владимир Вечтомов
    Опять ВОЗ, Мурашко и ПОпова воду мутят!!!Пандемия резко сн...

Постковид и тридемия. Что в итоге?

Что такое тридемия

Тридермия представляет собой конгломерат трех вирусов — не побежденных окончательно вирусов COVID-19, гриппа и третьего, которым может быть РС-вирус, аденовирус или любой другой присоединенный. Опасны ли они?

Есть пациенты, у которых идет сочетание нескольких респираторных вирусов, либо у которых коронавирусная инфекция является основным заболеванием, а потом уже может присоединиться другой вирус.

Но мы всегда выделяем вирус лидирующий, который и отвечает за клиническую картину того, либо иного заболевания у пациента. С декабря лидером был грипп, сейчас на передний фланг вышли риновирусные и аденовирусные инфекции, — главный внештатный специалист по терапии и общей врачебной практике ФМБА России, главный врач КБ № 85 ФМБА России, к. м. н.  Наталья Бондаренко.

И так было всегда, ничего принципиально нового, угрожающего и неизвестного не появилось. Да и термин «суперинфекция», когда к одной инфекции присоединяется другая, давно известен. 

Кто входит в группу риска?

Однако эпидемия коронавируса повысила риски тяжелых осложнений после перенесенных инфекций, гриппа или другого вирусного заболевания. В первую очередь в группы риска входят пациенты с отягощенным кардиологическим анамнезом, сахарным диабетом, хроническими заболеваниями легких, а также «классические» категории: пожилые люди, беременные женщины и дети.

И здесь очень уместно вспомнить про суперинфекцию, когда сначала идет вирусное заболевание, потом присоединяется или активизируется условно патогенная флора и присоединяется бактериальная инфекция. А группы риска те же, что и всегда при сезонных респираторных заболеваниях, — Наталья Бондаренко.

Кому же бояться?

Суперинфекцию никто не отменял, как бактериальную, так и вирусную, и на самом-то деле мы сейчас просто столкнулись с вирусной. Но не надо забывать, что бактериальную зачастую лечить сложнее. Про группы риска отдельно хочу акцентировать внимание на курильщиках, которым грозят хронические обструктивные болезни легких, а значит, и обострения, — кардиолог, к. м. н. Константин Иванов.

Здоровые сосуды 

80 километров крупных и мелких сосудов пронизывают тело человека. Уже в начале пандемии коронавирусной инфекции врачи видели, как она поражает не только легочную ткань, но и стенки артерий и вен. Некрозы и гангрена встречаются у 0,3-0,5 людей, перенесших коронавирус. Чаще это курильщики, люди с сахарным диабетом, аутоиммунными заболеваниями и болезнями сосудов.

Симптомы и рекомендации

Какие изменения в самочувствии могут указывать на острые поражения сердечно-сосудистой системы? И можно ли предотвратить риски возникновения осложнений?

Мы выделяем несколько симптомов, среди которых, конечно, повышение температуры тела. Как только появляется повышенная температура, боль в горле, недомогание, головная боль, ломота в суставах и теле — настоятельная рекомендация остаться дома и вызвать врача. Риск активности жизни в период неблагополучия по здоровью надо сократить до минимума, и не ходить в баню при проявлении симптомов респираторной инфекции. Баня — это заблуждение, — Наталья Бондаренко.  

Прописные истины заболевшего: исключить физические нагрузки проветривать помещение минимизировать контакты, проявляя уважение и заботу об окружающих соблюдать питьевой режим увеличить время сна не заниматься самолечением

Если температура тела субфебрильная, или лихорадило одни сутки, это совершенно не значит, что человек очень серьезно заболел. Конечно, нужно акцентировать внимание на динамике подъема температуры и других состояний, сопутствующих респираторной вирусной инфекции. Но самая большая проблема — прием антибиотиков без показаний, что приводит к резистентности к ним, и, когда необходимость действительно возникает, нам приходится применять для лечения уже очень тяжелые классы антибиотиков. Поэтому первое правило: то, что есть у нас в аптечке, нужно принимать умеренно и вдумчиво,— Константин Иванов. 

ИВЛ: вреда больше, чем пользы? 

Пневмония была всегда, сколько помнит себя человеческая цивилизация. И нередко она приводила к летальным исходам. В доковидную эпоху смертность от пневмонии значительно снизилась, но совсем не исчезла. COVID, конечно, подкосил и общий иммунитет, и состояние сосудов, и легких. Тяжелых пациентов подключали к аппаратам ЭКМО и ИВЛ. 

Пациенты находятся на искусственной вентиляции легких в среднем от недели до месяца. Это зависит от поражения легких и от исходного коморбидного статуса. Из сопутствующих заболеваний значительно осложняют тяжесть течения пневмонии системные заболевания, ревматологический профиль, сахарный диабет, заболевания сердечно-сосудистой системы. 

У пациентов с отягощенным анамнезом сам процесс воспаления протекает долго, с ним тяжело бороться, как и подобрать антикоагулянтную терапию, которая противостоит тромбозам. Течение коронавирусной инфекции может осложняться любой сосудистой катастрофой: нарушением мозгового кровообращения, инфарктом миокарда, тромбозами нижних конечностей — как венозными, так и артериальными, — заведующая отделением реанимации и интенсивной терапии № 7 ГКБ № 52 ДЗМ Елена Филимонова. 

Обращение к докторам в течение первых двух суток с начала заболевания давало практически 100% гарантию выздоровления без последствий для здоровья. 

Нам в первичном звене понадобилось где-то 3-4 месяца для того, чтобы донести до наших пациентов необходимость раннего обращения к врачу, и то, что доступность медицинской помощи повсеместна, именно это позволило иметь ту картину, которую мы сейчас имеем со снижением волн пандемии, — Наталья Бондаренко. 

В первые месяцы пандемии COVID-19, особенно в западных странах, подключение к аппарату ИВЛ считалось чуть ли не панацеей. Но время показало, что многие из пациентов, прошедших искусственную вентиляцию легких, позже погибали. Российские врачи и в самый разгар пандемии, и после нее, прибегали к искусственной вентиляции легких только в критических для жизни пациента ситуациях. И, как оказалось, этим спасли тысячи жизней. 

Искусственная вентиляция легких (ИВЛ) — принудительная подача смеси кислорода и сжатого осушенного воздуха в легкие с целью насыщения крови кислородом и удаления углекислого газа.

Лечить бактериальную пневмонию зачастую очень тяжело, и этим занимаются клинические фармакологи, пульмонологи, кардиологи, практически все врачи, вплоть до анестезиолога-реаниматолога. Доктора меняли режимы вентиляции, параметры давления и объема, искали выходы из каждой конкретной ситуации, учитывали множество нюансов, прибегали к  неинвазивной вентиляции легких. На протяжении всей работы мы делали и делаем максимально все, только бы не довести до искусственной вентиляции легких, но, если человек попадал на ИВЛ, в подавляющем большинстве случаев, мы этого человека теряли. В частности, это связано с тем, что у него в этот период развивалось то, чего мы боимся больше всего, сепсис. А с сепсисом бороться у таких пациентов, к сожалению, крайне тяжело. И когда мы должны и могли по ряду индексов переводить пациента на ЭКМО, уже была куча противопоказаний. Поэтому делалось все, чтобы была не инвазивная вентиляция легких, которую мы давно и успешно используем в практике, в том числе и в кардиологии при синдроме обструктивного апноэ сна, — Константин Иванов.  

Экстракорпоральная мембранная оксигенация (ЭКМО) — купирование тяжелой дыхательной недостаточности с помощью аппарата, подающего кислород непосредственно в кровь.

Плюсы и минусы антикоагулянтной терапии 

Столь же внимательно российские врачи применяли и антикоагулянтную терапию. Назначая при соотношении рисков максимально безопасные, и только — в случае сопутствующих заболеваний. 

Антикоагулянты — лекарственные препараты, которые снижают активность свертывающей системы крови и препятствующие чрезмерному образованию тромбов

Есть три антикоагулянта, которые практически всегда, за редким исключением, безопасны. К примеру, если это не клапанная патология, можем уйти от варфарина, но это с точки зрения именно кардиологии и, например, мерцательной аритмии, потому что это спасает, уберегает от тромбоэмболии. А с точки зрения пневмоний и несложных форм, нужно ли каждому человеку антикоагулянты? Конечно, нет. Стоит помнить о том, что это может вызвать кровотечение, которое зачастую служило противопоказанием для перевода на ЭКМО реанимационных пациентов. Во время пандемии люди принимали  ривароксабан либо апиксабан в разных дозировках. Так нельзя делать. Это должен решать исключительно доктор. То есть нет такой истинный схемы для всех. Если есть, например, дополнительно ишемическая болезнь сердца, то там принимаются два препарата, если пациент застентирован, принимается и три препарата, и это все достаточно серьезно. Также как и прием нестероидных противовоспалительных препаратов на фоне фоне антикоагулянтной терапии, — кардиолог, к. м. н. Константин Иванов.

 По большому счету, пандемия коронавируса имела и свои плюсы. Большинство россиян осознало  необходимость своевременного обращения к врачам, и прошло углубленные обследования здоровья, включая исследования на Д-димер показатель, обследования вен, исключение острого тромбоза, УЗИ сердца и КТ малого таза. А современная медицина, учла полученный опыт и пересмотрела критерии подхода к методам терапии различных категорий пациентов.

В статье использованы материалы программы «Теледоктор».

«Все три сына переболели коронавирусной пневмонией». Личный опыт

«Коронавирус нанес удар по моей психике и суставам». Личный опыт

«Постковид вызвал головные боли и посадил зрение». Личный опыт

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх